Каковы шансы у социального предпринимательства в Молдове?

В конце 2016 года Минэкономики внесло в Парламент законопроект, предусматривающий, среди прочего, дополнение Закона о предпринимательстве и предприятиях новой главой, которая впервые определяет социальное предпринимательство и деятельность в области социального предпринимательства.

Социальное предпринимательство является весьма распространенным явлением на Западе, оно направлено на трудоустройство людей из экономически уязвимых групп, социально незащищенных слоев населения, не имеющих профессиональной квалификации, или же людей, страдающих психическими или физическими недостатками.

Во многих европейских странах, в том числе в Нидерландах, Швеции, Бельгии, Италии, социальное предпринимательство привело к ощутимым успехам в бедных общинах, а проектам, реализуемым в рамках социального предпринимательства в Центральной Европе, была оказана щедрая финансовая поддержка со стороны правительств или Европейской Комиссии. В этой области хороших результатов добилась и Румыния.

img_1238-copy

Что предлагает Министерство экономики?

Авторы Проекта по внесению дополнений в Закон обосновывают необходимость усовершенствования законодательства в области социального предпринимательства тем фактом, что Республика Молдова взяла на себя соответствующие обязательства в рамках Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом и Программы деятельности Правительства на 2016-2018 гг.

Идея не нова. Подобные инициативы были озвучены еще в октябре 2010 года в ходе Национальной конференции по социальному партнерству, когда участники пожаловались, что социально ориентированные предприятия находятся в более невыгодном положении, по сравнению с обычными экономическими агентами, и попросили у властей улучшения условий для их деятельности.

Исследования, в которых анализировалось обоснование концепции социального предпринимательства в Молдове, показали, что на европейском уровне в среднем одно из четырех предприятий может быть расценено как социальное. При этом подавляющее большинство из них (около 92%) действует в виде ассоциации или фонда и лишь 8% являются коммерческими обществами. Несмотря на это, инициатива о признании социального предпринимательства укоренилась лишь спустя шесть лет от начала обсуждений данной проблемы.

По мнению авторов проекта, статус социального предприятия могут получить общества с ограниченной ответственностью и производственные кооперативы, созданные общественными ассоциациями, фондами или частными учреждениями, если они отвечают ряду условий, в том числе:

  • осуществляют один или несколько из 11 видов деятельности, указанных в проекте (трудоустройство людей из социально уязвимых слоев населения, охрана окружающей среды, осуществление внешкольной деятельности и др.);
  • реинвестируют минимум 90% прибыли в достижение цели в вышеуказанных областях;
  • не имеют задолженности перед национальным государственным бюджетом;
  • применяют к своим работникам принцип социальной справедливости и т.д.

Министерство экономики предусматривает следующие 11 видов деятельности:

  • создание рабочих мест преимущественно для людей из социально уязвимых слоев населения;
  • защита и продвижение прав лиц с ограниченными возможностями;
  • консультационные и посреднические услуги по трудоустройству людей из социально незащищенных категорий;
  • продвижение общественных целей и задач в области регионального развития;
  • предоставление социальных услуг;
  • охрана окружающей среды;
  • управление производственными и бытовыми отходами;
  • защита национального, культурного, технического и природного наследия;
  • туризм и спорт для отдыха и социализации;
  • внешкольные услуги;
  • услуги в области образования, культуры, здравоохранения, социального благосостояния, коммунитарного развития, социальной защиты и поддержки.

Социальное предпринимательство «made in Moldova»

Хотя инициатива Министерства экономики затрагивает новую для Молдовы область и крайне необходима, есть все же некоторые аспекты, которые либо описаны весьма уклончиво, либо недостаточно аргументированы, либо не нашли отражения в данном законопроекте. Все недоработки, тем не менее, достаточно типичны и говорят о качестве законодательной деятельности властей.

Одной из таких недоработок является отсутствие количественных оценок воздействия инициирования социального предпринимательства, что может спровоцировать риск возникновения толкований и растраты средств.

Министерство экономики, с одной стороны, отмечает необходимость некоторых расходов и даже указывает области, в которых будут выделены финансовые средства для обеспечения надлежащего исполнения закона. С другой стороны, в документе отсутствует аргументация по поводу наличия необходимых финансовых ресурсов, и это при том, что в ст.131 (пункт 6) Конституции  более чем четко прописано: «Ни одни бюджетные расходы не могут быть утверждены без определения источника финансирования».

В то же время в экономическом обосновании документа, хотя он предусматривает значительные налоговые льготы для социальных предприятий, опущены следующие моменты:

  • не определен механизм межведомственной связи между центральными и местными органами государственной власти, особенно в том, что касается процесса принятия решений по вопросам социального предпринимательства; что весьма важно, по крайней мере на том основании, что предоставляемые льготы затронут прежде всего административно-территориальные единицы;
  • предложенные области применения социального предпринимательства (которых всего 11) сформулированы весьма обобщенно; более того, не совсем ясно, какие виды деятельности выделит Правительство в этих областях, потому что, коль скоро данному виду предпринимательства будут предоставляться льготы, оно должно быть связано с конкретными видами деятельности, устанавливаемыми Законом;
  • не совсем ясны контролирующие функции в сфере социального предпринимательства, в плане ведомства, процедур, а также санкций, поскольку существует риск, что санкции будут несоразмерными, то есть меньше возможного ущерба;
  • и, наконец, как уже отмечалось, не указан хоть какой-нибудь источник необходимых финансовых средств, в то время как высший закон предельно четко этого требует.

Вместо этого, проект предусматривает создание Национальной комиссии по социальному предпринимательству (НКСП), состоящей из 9 членов, в чьи полномочия будет входить анализ социального предпринимательства, предоставление рекомендаций и разработка политики относительно среды данного предпринимательства, а также предоставление и отзыв статуса социального предприятия. Члены комиссии будут выдвигаться Министерством экономики, Министерством труда, Министерством финансов, Министерством здравоохранения и Министерством юстиции (по одному от каждого учреждения, в общей сложности 5 представителей), и еще четыре члена будут выдвигаться организациями, действующими в сфере социального предпринимательства. Комиссия, согласно законопроекту, будет предоставлять субъектам статус социального предприятия сроком на 3 года, с возможностью продления.

И хотя НКСП задумывается как коллегиальный орган, учреждаемый указом министра экономики – который будет нести ответственность за делопроизводство и секретариат в рамках Комиссии – инициатива данного министерства не предусматривает какого-либо положения (регламента) или кодекса относительно функционирования нового органа. Подход министерства к созданию, организации и деятельности Комиссии кажется весьма поверхностным и упрощенным: количество членов, представляющих такие-то учреждения, которые могут присваивать или аннулировать статус социального предприятия (сертификат, лицензия, диплом?),  устанавливается решением Правительства.

Социальное предпринимательство – бизнес или социальная программа?

Хотя эта инициатива подчеркивает преимущественно социальную, общественную цель социального предпринимательства, очевидно, что для достижения успеха, предприятия, имеющие статус социальных, должны быть устойчивыми и, если хотите, даже прибыльными. И тут возникает обоснованный вопрос:  в условиях, когда все местные предприниматели жалуются, что дела идут все хуже и хуже, и в списке долгосрочных задач удержание предприятия на плаву более важно, чем получение прибыли, будут ли менеджеры и работники социальных предприятий готовы справиться с современными вызовами? Будут ли они в состоянии правильно определить виды деятельности, услуги и продукты, которые будут поставлять на внутренний рынок (о внешнем и речи не идет!)? Принимая во внимание, что деятельность, предусматриваемая в рамках  социального предпринимательства, осуществляется в основном некоммерческими организациями, имеющими весьма скромный экономический опыт, каковы шансы, что они достигнут предложенной цели – социальной интеграции незащищенных слоев населения?

Партнеры Республики Молдова по развитию предупреждали еще в период 2004-2011 гг., что в связи с социальным предпринимательством существует ряд крупных системных проблем, связанных с восприятием и управлением социальным предпринимательством. Среди них выделяется отсутствие предпринимательских навыков у местных некоммерческих организаций, что не было учтено в законопроекте, который не предусматривает, каким образом будет обеспечиваться устойчивое управление предприятиями, в которых работают люди с ограниченными возможностями или из социально незащищенных категорий, которые, по определению, не могут самостоятельно защитить свои права.

Другая проблема касается дефицита человеческих ресурсов у организаций-партнеров при основании социальных предприятий, а также отсутствие заинтересованности в консультационных услугах в области бизнеса со стороны местных предпринимателей.

Более того, некоторые исследования показывают, что представители бизнеса Республики Молдова не проявляют интереса к трудоустройству социально уязвимых слоев населения, из-за низкой производительности и ряда специфических потребностей, в связи с чем необходимы некие налоговые стимулы. Этот момент не был учтен в проекте по внесению изменений и дополнений в закон. В документе также не предусмотрены особые бухгалтерские стандарты для социального предпринимательства, как ранее рекомендовали и партнеры по развитию.

Противоречивое налогообложение

Очевидно, что социальное предпринимательство отличается от других форм предпринимательства тем, что в своей деятельности преследует скорее достижение социальных целей, нежели постоянного наращивания получаемой прибыли. Тем не менее, в законопроекте (ст. 361) социальное предпринимательство рассматривается скорее в качестве некоего вклада в определенные социальные задачи, но не как устойчивое реинвестирование прибыли предприятий в целях развития новых социальных задач, на  перспективу.

Существующая формулировка поправок в налоговое законодательство предполагает, что любая деятельность вышеупомянутых субъектов может стать предметом предусмотренных льгот, что не только непоследовательно, но и создает поле для толкований и применения дискреционных льгот.

Таким образом, судьба предприятий, которым будут делегированы полномочия в сфере социальной экономики, будет отдана на откуп пяти представителям министерств и четырем представителям организаций, осуществляющих деятельность в сфере социального предпринимательства (отобранных Министерством экономики в ходе конкурса). В условиях, когда некое лицо, пользующееся льготами со стороны государства, но при этом не отвечающее требованиям по реинвестированию прибыли, может лишь заплатить штраф, без возмещения причиненного государству ущерба, и даже продолжить свою деятельность, весьма вероятно проявление дискреционного отношения, что допускает и НЦБК. Более того, подобные хищения и растраты могут осуществляться куда более открыто, при злоупотреблении административным ресурсом.

Антикоррупционные нормы не соблюдены

В отчете об антикоррупционной экспертизе Национального центра по борьбе с коррупцией (НЦБК) отмечается ряд норм проекта, которые не соответствуют Конвенции  ООН против коррупции, частью которой Молдова является с 2007 года. В нем, в частности, отмечается необходимость проработки норм бухгалтерского учета и аудита, а также необходимость мер по предупреждению отмывания денег и т.д. Что касается проекта, то в нем содержатся нормы, которые могут быть истолкованы в сторону получения льгот со стороны государства и др.

В качестве общей оценки НЦБК считает, что проект недостаточно совместим с национальными антикоррупционными стандартами.

Эксперты: реформа необходимая, но недоработанная

Один из независимых экономистов Георге Костандаке (доктор экономических наук), утверждает, что социальное предпринимательство крайне необходимо в Республике Молдова, однако обращает внимание на ряд недоработок, которые поставят под угрозу функционирование предприятий в этой сфере. В том числе, например, процесс получения статуса социального предприятия (социального предпринимателя),  который не отражен в инициативе по внесению изменений в закон.

Представитель IDIS «Viitorul» Виорика Антонов в свою очередь считает, что сегодня в обществе формируется мнение, что социальное предпринимательство ориентировано только на людей с ограниченными возможностями, что не соответствует действительности. «В целом, на рынке труда существует значительное количество людей из социально незащищенных слоев общества, но предприниматели не спешат создавать им специальные условия для работы. И тут должно вмешаться социальное предпринимательство», – заявила она.

По мнению эксперта, в законопроекте о социальном предпринимательстве было упущено из виду несколько очень важных аспектов. Первый заключается в том, что авторы «забыли» включить в уравнение и Министерство просвещения, так как невозможно заниматься социальным предпринимательством без должного обучения и профессиональной подготовки. Второй момент связан с тем, что авторы инициативы не удосужились определить все категории лиц, которых можно отнести к «социально незащищенным/уязвимым». Например, старики, которые не выживают на свою пенсию; беременные женщины и молодые матери, которые несут большие расходы со своими маленькими детьми; или же заключенные, которые могут быть включены в социально-экономический оборот задолго до освобождения.

Руководствуясь историями успеха в области социального предпринимательства в европейских странах, наши власти делегировали часть полномочий в социальной экономике деловой среде, передав вместе с этим бизнесу и весь «комплект» специфических проблем, сопутствующих данному виду предпринимательства. При этом не были приняты во внимание возможные экономические риски или нюансы местного менталитета, не была указана роль местных органов власти, каким образом должны поощряться социальные проекты, не были установлены четкие и прозрачные правила по присвоению статуса социального предприятия, и многое другое.

По мнению некоторых источников, пожелавших остаться неизвестными, инициатива «хорошо выглядит лишь на бумаге, а в реальности будет использована отдельными дельцами для уклонения от налоговой ответственности и эксплуатации людей, которые не могут защитить свои права».

* * *
Данный материал подготовлен в рамках Проекта «Борьба с экономическим манипулированием посредством масс-медиа», реализуемого Общественной ассоциацией Центр европейских инициатив «EuroPass». Разрешается полное или частичное перепечатывание и распространение данного материала с сайта www.europasscenter.wordpress.com, что является бесплатным и не требует согласия Центра «EuroPass».
Anunțuri